«Что за бес сидит в вас и не дает вам покоя?..» Дом и семья.

(Виртуальная выставка к 175-летию со дня рождения А.П. Богданова)
Дом и семья.

А.П. Богданов был хорошим семьянином. Осенью 1858 г. он остановил свой выбор на  Елене Васильевне Полеваевой. Его избранница была семнадцатилетней девушкой, дальней родственницей Кейкаутовых. Она происходила из дворянской семьи Полеваевых, помещиков Воронежской губернии. Встретившись в Москве со своим будущим мужем (а знакомы они были давно, еще с Воронежской губернии), Елена дала согласие на их брак. В следующем году, 19 апреля 1859 года, состоялась церемония бракосочетания. О Елене Васильевне известно немного. Посвятив себя семье и воспитанию четверых детей, преодолев тяжелую болезнь и придя к Богу, она скончалась в возрасте 75 лет, пережив своего супруга на 20 лет. За три месяца до смерти она приняла монашество.


А.П. Богданов с родственниками и друзьями.
На фото с А.П. Богдановым: жена - Елена Васильевна; дети Богдановых: старший сын Владимир, дочь Ольга, сын Еллий. [1877 г.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.81. Л.1.)


А.П.Богданов с семьей. На фотографии дарственная надпись :"Милой и доброй няне Юлии на память двадцатипятилетия ее сердечных забот о семье Богдановых" (08.10.1891 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.82. Л.1.)

Юлия Эммануиловна Беляева - [1817 - 1896] - дворовая девушка калужской помещицы Александры Авксентьевны Дурново. С 18 сентября 1857 г. - вольноотпущенная. В 1866 г. поступила на службу к Богдановым в качестве няни.


Копия свидетельства Московского дворянского депутатского собрания о получении семьей Богдановых дворянского звания и внесении её в списки Дворянской родословной книги Московской губернии (08.08.1873 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1А. Д.99. Л.5-6)


Елена Васильевна Богданова (урожд. Полеваева) - жена А.П. Богданова.
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.86)


Почти одновременно с женитьбой (чуть раньше) А.П. Богданов купил себе большой двухэтажный деревянный дом в Спасопесковском переулке в районе Арбата за 15000 руб. серебром, полученных от Г.Н. Кейкаутовой. Бабушка осталась недовольна и женитьбой, и приобретением дома, но А.П. Богданов проявил свойственную ему настойчивость. Жизнь показала, что он не ошибся в своем выборе и прожил со своей супругой долгую, трудную, но счастливую жизнь. Дом в Спасопесковском переулке находился недалеко от Церкви Спаса Преображения на Песках, которая была построена около 1711 г. на месте бывшей слободской деревянной церкви, и знакома, наверное, каждому москвичу хотя бы по известной картине Василия Поленова «Московский дворик» - символу патриархальной Москвы. Стройный пятиглавый четверик с трёхчастным алтарём и высокая шатровая колокольня, северный Никольский придел – весь ансамбль церкви организует пространство вокруг себя и выразительным силуэтом вписывается в панораму арбатских дворов, подтверждая репутацию старой Москвы, как «большой деревни».  Спас на Песках был приходской церковью семьи Богдановых. Позднее в ней служил священником старший сын - Владимир Богданов. А в своем духовном завещании А.П. Богданов написал, что после него у семьи не останется никаких ценных вещей кроме заслуженных им перед наукой, обществом и отечеством орденов и жетонов. Он завещал: «После моей смерти некоторые иностранные [ордена] по статусу должны быть возвращены, а другие составляют мою собственность. Я бы просил жену и детей после моей смерти сделать образ Угодников Божиих Анатолия и Алексея, троицкого письма, в форме запрестольного образа и обделать рамою, в которой украшениями были бы мои звезды, кресты и жетоны. Все это честно заработано мною в течение жизни, и я желал бы посвятить это Богу. Такой образ я желал бы, чтобы семья моя передала в нашу приходскую церковь Спаса на Песках на Арбате и помещена [икона должна быть] в алтаре, а не в открытых для публики местах, дабы избежать упрека в желании рекламы после смерти. Я хочу только, чтобы дорогие мне украшения, заслуженные многими годами труда, пошли как жертва моя Церкви и Богу, а не разбрелись по лавкам и чужим людям. Если принимаются церковью и возлагаются на ризы и иконы фермуары, браслеты и серьги с драгоценными камнями, то вряд ли будет что-либо несоответствующее величию храма [в] жертве на украшение его алтаря знаками Царской милости и официальные проявления благодарности за общественные труды умершего». (АРАН. Ф.644. Оп.1. Д.155. Л.2-3об). Церковь Спаса Преображения на Песках до настоящего времени украшает Москву. Как духовное учреждение она была закрыта в 1932 г., с 1993 г. – снова действующий храм в центре города.

Дом, в котором жила семья Богдановых, не сохранился. Известно, что после революции в нем располагалось экскурсионное бюро – учреждение, которое наверняка понравилось бы старому хозяину…


Церковь Спаса Преображения на Песках: внешний вид (1882 г.) и внутренний интерьер (1929 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.6. Д.19. Л.1, 2.)


Дом семьи А.П. Богданова - Москва, Спасопесковский переулок, 4
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.98. Л.2, 3, 4.)


Картина "Московский дворик" художника Василия Поленова (1878 г.)
(Москва. Государственная Третьяковская галерея. Холст, масло. 64,5x 80,1)


К своим четверым детям А.П. Богданов относился очень трепетно. Он был к ним внимателен, уделял их развитию специальное время, очень остро переживал свои педагогические промахи. Например, путешествуя с научными целями по Европе после завершения Политехнической выставки, А.П. Богданов очень ждал вестей из Москвы о том, как решается судьба построек естественнонаучных павильонов в Александровских садах. 19 января 1974 г. он записал в  своем дневнике: «…Около десяти часов принесли телеграмму Зенгера, что все в прошлом заседании высказались против садов. Это меня крайне огорчило и напрягло мои нервы, что я заметил только тогда, когда набросился с сильным выговором на Ора за то, что он без спросу пошел вниз к Коротневу и Зографу, укладывавших вещи, хотя ему это запретил. Дело не стоило такого окрика, и я очень огорчил ребенка и произвел неприятное впечатление своим криком. Заметивши состояние нервов, я подобрался, но делать ничего не мог». (АРАН. Ф.446. Оп.1а. Д.95. Л.40об-41). Натерпевшись в детстве от бесправного положения «подкидыша», А.П. Богданов любил и баловал своих детей. Одновременно он воспитывал в них чувства долга и ответственности, приучал к самостоятельности и взаимопомощи. Дети в семье издавали свой семейный журнал и по настоянию отца вели свои личные дневники – прекрасный развивающий прием уже ушедшей культуры, оставивший потомкам так много сведений о жизни и быте прошедшего времени.


Дети А.П. Богданова - Владимир (в центре), Ольга, Еллий [1877 г.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.118. Л.1.)


Заглавный лист рукописной газеты "Измайловская ботвинья" № 5 под редакцией В.А. Богданова (3 августа 1880г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.52. Л.29.)
Рисунок Богданова В.А. "Бахус" из рукописной газеты "Измайловская ботвинья" под редакцией В.А. Богданова (акварель, 1880г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.52. Л.27.)
Рисунок Богданова Е.В. "Дача на пасеке" на заглавном листе рукописной газеты "Измайловская ботвинья" № 10 под редакцией В.А. Богданова (карандаш,1885г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.60. Л.103.)
Рисунок Богданова Е.В. "Лягушки" на заглавном листе рукописной газеты "Измайловская ботвинья" № 6 под редакцией В.А. Богданова (карандаш,1885г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.60. Л.69.)
 
Рисунок Богдановой О.А. "Голова лошади" (карандаш, б/д)
(АРАН. Ф.446. Оп.5. Д.146. Л.1.)
Рисунок Богдановой О.А. "Синай" (карандаш, б/д)
(АРАН. Ф.446. Оп.5. Д.146. Л.2.)
Рисунок Богдановой О.А. "Листья" (акварель, б/д)
(АРАН. Ф.446. Оп.5. Д.146. Л.3.)
 

Владимир Анатольевич Богданов, старший из четверых детей, родился 19 апреля (ст. ст.) 1865 г. Среднее образование получил в Московской гимназии Ф.И. Креймана, куда он поступил в 1875 г. С юношеских лет в его характере присутствовала религиозность, которая не подавлялась в семье отца естествоиспытателя, а скорее, наоборот, поощрялась. Владимир не только посещал приходской храм Спаса на Песках, но и с удовольствием прислуживал в алтаре еще мальчиком. После успешного окончания гимназии в июле 1884 г. никого бы не удивило намерение Владимира продолжить образование в Духовной академии. Однако к служению Церкви он пришел не сразу. Возможно, в этом выборе тоже сказалось влияние отца – известного ученого. Сначала был в биографии Владимира физико-математический факультет Московского университета и двенадцатилетняя служба преподавателем в 1-м реальном училище Москвы после окончания университета в 1888 г. со степенью кандидата математики. Владимиру пророчили большое математическое будущее, но наука не стала главным делом его жизни. Еще в миру его интересовала не материальная сторона жизни, а сакральная суть явлений и событий. С 1900 по 1917 гг. В.А. Богданов был товарищем начальника отдела прикладной физики Политехнического музея, одновременно - членом и сотрудником многих научных обществ и учреждений, основанных его отцом.

В начале XX в. Владимир Анатольевич становится частым гостем Оптиной пустыни, в особенности старца преподобного схиархимандрита Варсонофия, а также духовным сыном протоиерея о. Валентина Амфитеатрова, поддерживает духовные связи со старцем Варнавой из Гефсиманского скита. И, наконец, принимает окончательное решение: 17 мая 1914 г., в праздник Вознесения Господня, Владимир Анатольевич Богданов был рукоположен в духовное звание иерея в Успенском соборе. С 1915 г. он иерей храма Спаса Преображения на Песках, затем иерей Иерусалимского подворья, церкви апостола Филиппа и священник (и настоятель) домовой церкви преподобного Серафима Саровского при Серафимовском комитете помощи раненым в Москве вплоть до ее закрытия в 1921 г. В 1920-е годы о. Владимир отказался от епископского сана, несмотря на многочисленные предложения со стороны Патриарха Тихона; он был в тайном постриге (по-видимому, с именем Серафим). Отец Владимир подолгу жил в Дивеевском и Серафимо-Понетаевском монастырях, в Аносиной пустыни и почитался старцем, к которому направлялись за советом и окормлением его духовные чада. В 1923 г. во время массовых гонений на церковь о. Владимир был арестован. Некоторое время он провел в Бутырской тюрьме, после чего был сослан сначала в город Усть-Сысольск (ныне гор. Сыктывкар), а позднее в Вятку. По возвращении из ссылки в 1924 г. жил в Москве; служил в храмах Иерусалимского подворья, Спаса на Песках, преп. Саввы Освященного, а также у себя дома; в 1925-1927 гг. подолгу жил в Аносиной пустыни. В 1929 г. о. Владимир переехал в Братовщину – село Московской губернии на полпути в Троицко-Сергиеву лавру, а через год переместился в домик на окраине Сергиева Посада (тогда Загорска). Молитвенник и аскет, о. Владимир жил очень бедно и находился официально и фактически на иждивении своего младшего брата - профессора Еллия Анатольевича Богданова. 10 ноября 1931 г. (меньше, чем через месяц после смерти брата Еллия) старец протоиерей Владимир Богданов тихо скончался, предсказав, что дом его сгорит вскоре после его смерти. Так и случилось… Владимир Анатольевич был погребен на Вознесенском кладбище. Позднее это кладбище было снесено, и прах преподобного был перенесен на Старое городское кладбище Сергеева Посада, где и покоится ныне.


Владимир Анатольевич Богданов - сын А.П. Богданова. Фотографии [1885 - 1914 гг.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.88. Л.1, 2, 4, 5, 6.)
Протоиерей Владимир Богданов. Фотографии [1914 - 1931 гг.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.89. Л.1- 5.)

Через два года после Владимира, в 1867 г., у Богдановых родился сын, которого нарекли редким именем Ор, дважды встречающимся в Священном Писании, и означающем в переводе на русский язык – чистота, белизна, непорочность. Ребенок скончался в возрасте семи лет от тяжелой болезни, и это стало настоящей трагедией в семье.  В черновике автобиографии младшего сына, Еллия Богданова, можно прочитать: «Первым важным событием в моей жизни является и самое тяжелое. В 1875 году, когда мне только что исполнилось три года, умер мой брат, необыкновенно развитый и симпатичный мальчик, к которому я успел привязаться, несмотря на мой незначительный возраст. Все обстоятельства этого печального события глубоко врезались в мою память: канун его смерти, наше общее горе. И особенно живо то мгновение, когда над могилой я горько плакал, как будто бы понимал тогда, что такое значат жизнь и смерть». (АРАН. Ф.446. Оп.4. Д.20. Л.1об). Современники свидетельствуют, что в таком подавленном и мрачном настроении, как после смерти малолетнего сына Ора, обычно энергичного и деятельного А.П. Богданова видели раньше только один раз -  после трагической гибели товарища по ОЛЕАиЭ, неутомимого путешественника и подававшего большие надежды ученого-натуралиста, двадцатидевятилетнего Алексея Павловича Федченко. Еще большим несчастьем обернулась смерть Ора для матери. Елена Васильевна замкнулась в себе, а через два года была помещена в лечебницу общины «Утоли моя печали», где находилась на попечении сестер до конца 1884 г., и откуда вышла духовно и физически возродившись.


Ор Богданов - сын А.П .Богданова.
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.90, 91)


Третьим по возрасту ребенком в семье Богдановых была дочь Ольга, которая родилась в 1868 г. О ней известно только то, что она писала детские рассказы, никогда не выходила замуж, целиком посвятила себя изучению творческого наследия своего отца и разбору его огромного архива. Именно благодаря Ольге сегодня можно легко прочитать многие богдановские рукописи, скрупулезно, как говорили раньше, «перебеленные» ею, то есть, «расшифрованные» с размашистого и нетерпеливого почерка ее отца и переписанные красивым, старательным и разборчивым почерком.


Ольга Анатольевна Богданова - дочь А.П. Богданова в возрасте 27 лет (1895 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.87. Л.1.)
Ольга Анатольевна Богданова в разные годы жизни.
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.87. Л.2, 4, 5, 6.)

Еллий Анатольевич Богданов, младший и самый близкий А.П. Богданову сын родился 5(17) мая 1872 г. Сегодня он известен как один из основоположников зоотехники в СССР. В детстве из-за  длительной болезни матери и большой занятости отца Еллий часто оставался под присмотром старшего брата Владимира, который сам еще был гимназистом. Брат Владимир занимался подготовкой Еллия в частную гимназию Ф.И. Креймана, куда мальчик поступил в 1882 г. Рос Еллий в единении с природой, часто пребывая в лесистой местности Измайлово, где отец организовал еще в 1864 г. знаменитую подмосковную пасеку. Там же он  пристрастился к чтению книг русских классиков и иностранных авторов, которые начал читать на языках оригиналов. А.П. Богданов заботился о том, чтобы кругозор детей расширялся, а любознательность была достойным образом удовлетворена. Как Владимира, так и Еллия он брал с собой в зарубежные поездки. Об одной из поездок мальчик писал: «Мы посетили Германию, Францию, Австрию, Швейцарию, Голландию и Бельгию. Притом чрезвычайно много городов, что под конец даже утомило. Нечего говорить, что одно такое путешествие даст чрезвычайно много, несравненно больше, чем кипы прочитанных книг. Дрезденская галерея, Лувр, Берлинский музей, ряд научных учреждений во всех городах Европы, все это дало много пищи моему уму и воображению». (АРАН. Ф.446. Оп.4. Д.20. Л.3). В 1889 г. А.П. Богданов брал с собой сына на Всемирную выставку в Париже. Путешествия и общение с отцом естественным образом влияли на выбор будущей профессии Еллия, зарождая в мальчике желание стать биологом.

Естественное отделение физико-математического факультета Московского университета Еллий Анатольевич окончил в 1895 г., за год до смерти отца. В дальнейшем ему покровительствовал и опекал в научном отношении Н.М. Кулагин – ученик А.П. Богданова и близкий друг семьи. С 1897 г. Е.А.. Богданов преподаватель, а с 1908 г. - профессор и заведующий кафедрой общей зоотехнии Московского сельскохозяйственного института (с 1923 г. Сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева). В 1902 г. он организовал там лабораторию общей зоотехнии, а в 1913 – зоотехническую опытную станцию, которая стала не только профессиональной школой для студентов, но и центром научных исследований по зоотехнии в стране. Первые научные работы Е.А. Богданова были посвящены энтомологии, основные научные труды - биологии и физиологии питания животных. Он одним из первых исследовал вопрос об участии белков в образовании жира в организме, развил учение о питательности кормов, установил советскую кормовую единицу (1922-1923). Учение Е.А. Богданова о типах телосложения стало основой экстерьерной оценки (оценки телосложения) сельскохозяйственных животных. Е.А. Богданов разработал важнейшие принципы выращивания молодняка сельскохозяйственных животных, уделяя основное внимание теории подбора и разведению по линиям, проблеме развития мясного животноводства и в первую очередь свиноводства.  Свыше 35 лет проработал Е.А. Богданов в Сельскохозяйственной академии и был одним из пионеров, познакомивших агрономическую и зоотехническую общественность страны с теорией менделизма.

Естественно, что история большой семьи неразрывно связана с историей страны. Поэтому не обошли стороной Е.А. Богданова идеологические кампании 1920-1930-х гг. В 1930 г., с преобразованием зоотехнического факультета Сельскохозяйственной академии в Институт мясомолочного скотоводства и приходом нового руководства, началась политическая травля профессора Е.А. Богданова за, так называемый, «правый уклон».  В № 38-39 газеты «Тимирязевка» от 3 декабря 1930 г. появилась статья «Довольно “истин” правых, довольно  “ученого” мракобесия! Требуем изъятия книг проф. Богданова, разоблачения богдановщины». Не углубляясь в характер демагогических обвинений профессора Богданова, высказанных в упомянутой статье от лица его студентов, приведем короткую выдержку из его ответа на типичный для того времени «обличительный» выпад: «В одном только лица, руководившие обвинениями против меня, оказались правы. Они верно поняли, что для старого преподавателя нет большего оскорбления, как через студентов, которых он привык считать товарищами, уважать и любить. Они поняли, что попытка отнять у него возможность работать, да еще в момент теперешней тяжелой борьбы за строительство, и отнять под лозунгом борьбы с теми, против кого он сам борется, будет наибольшим, наиболее действительным ударом. Но какая во всем этом низость!» (АРАН. Ф.446. Оп.4. Д.14. Л.16).

Е.А. Богданов, так же как его отец, не знал более высокого назначения в жизни, чем быть профессором и учить студентов. Оказавшись не у дел и остро переживая несправедливые обвинения, он скончался 14 октября 1931 г. в возрасте 59 лет. Похоронен вместе с отцом в некрополе Новодевичьего монастыря.


Еллий Богданов - младший сын А.П. Богданова в возрасте 3-х и 5-ти лет
(АРАН.Ф.446. Оп.7. Д.92. Л.1, 2.)
Еллий Анатольевича Богданов.
(АРАН.Ф.446. Оп.7. Д.92. Л.7.)
Еллий Анатольевич Богданов в своей лаборатории в Московском сельскохозяйственном институте.
(АРАН.Ф.446. Оп.7. Д.92. Л.3, 4.)
Братья Богдановы Владимир (сидит слева) и Еллий (сидит справа) с товарищем [1885-е гг.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.94. Л.2.)
 
А.П. Богданов (в центре сидит) в кругу семьи (лето 1886 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.81. Л.3)
Наталья Ивановна Богданова - жена Е.А. Богданова.
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.93. Л.1.)
Еллий Анатольевич и Наталья Ивановна Богдановы на даче в Петровско-Разумовском (лето 1903 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.94. Л.1.)