«Что за бес сидит в вас и не дает вам покоя?..» Страницы биографии. Часть 5

  
 

(Виртуальная выставка к 175-летию со дня рождения А.П. Богданова)

Страницы биографии.

Не прошло и года после закрытия Политехнической выставки, как А.П. Богданов стал вынашивать план создания Музея антропологии в Московском университете. Летом 1875 г. он уже поставил этот вопрос на практическую основу и предложил ОЛЕАиЭ организовать в 1879 г. Антропологическую выставку, которая дала бы средства на создание музея. Главная трудность проекта, на осуществление которого потребовалось около трех лет, заключалась в том, что экспонатов для будущей выставки было слишком мало, и их предстояло собрать по всей стране. Экспедиции были направлены в 15 губерний северной, средней и южной России, в Привислянский край, на Урал, в Крым и на Кавказ. А.П. Богданов не только координировал работу экспедиций, но и сам занимался раскопками древних курганов, посещал авторитетных в области антропологии ученых, для переговоров с ними побывал за границей. В Париже он принял участие в Антропологическом конгрессе в августе 1877 г.,  и в знак признания его заслуг в области антропологии был избран его вице-президентом.

Антропологическая выставка открылась в манеже на Моховой 3 апреля 1879 г. Учитывая необразованность простого населения Москвы, с предубеждением относившегося к раскопкам могильников и извлечению останков древних людей, А.П. Богданов обезопасил выставку присутствием большого количества официальных лиц на ее открытии, и молебном московского епископа Амвросия, который в проповеди подчеркнул, что «источник антропологии известен в Библии». Научные коллекции занимали отдельный зал, популяризационный отдел был рассчитан на массовых посетителей: хорошо художественно оформлен гротом со сталактитами, моделями мамонта, плезиозавра, выходящего из бассейна с водопадом, и прочими диковинами, очень понравившимися публике. Во время работы выставки в Москве проходил научный съезд ученых-антропологов, на который приехали французские и немецкие специалисты с мировыми именами.

В результате неутомимой деятельности А.П. Богданова Россия получила признание второй родины антропологии (после Франции). В Московском университете была основана кафедра антропологии с учеником А.П. Богданова – Д.Н. Анучиным - во главе. При кафедре был создан Антропологический музей, куда поступили коллекции Антропологической выставке. Были изданы труды выставки в четырех томах «Известий ОЛЕАиЭ». В результате деятельности А.П. Богданова русская антропология получила настолько высокое признание в европейской науке, что Москва была избрана местом проведения Международного конгресса по доисторической археологии и антропологии в 1892 г.

С 1876 г. А.П. Богданов активно включается в работу по спасению московского Зоологического сада, одним из главных инициаторов создания которого он выступил в 1862 г. К этому моменту положение сада было плачевным. Ряд ошибок в управлении этим учреждением, хроническая нехватка средств на развитие, неудачная аренда, доведшая Зоологический сад до полного развала, заставили А.П. Богданова вмешаться в дела сада, взявшись за предприятие, которое многим казалось безнадежным. А.П. Богданов действовал быстро и решительно. Первым мероприятием была организация третьей по счету Акклиматизационной выставки, открывшейся 27 июля 1878 г. на территории сада. Верный и испытанный способ добывания средств принес саду доход в размере около 5 тыс. руб., которые позволили привести в порядок помещения и значительно увеличить  количество животных в Зоологическом саду. А.П. Богданову удалось наладить научную работу, для чего он привлек своих учеников – зоологов Н.В. Насонова и П.И. Митрофанова, обязав их поселиться на территории сада. Позднее к ним присоединились лаборанты, в том числе Н.М. Кулагин, будущий директор Московского зоологического сада. По инициативе А.П. Богданова  стала издаваться «Летопись Зоологического сада», в которой рассказывалось о буднях и научных начинаниях этого учреждения.

Государство почти не поддерживало Зоологический сад материально, кроме редких единовременных пособий и незначительных сумм, на которые нельзя было содержать животных и поддерживать в хорошем состоянии постройки. Постоянный дефицит по смете сада и нападки прессы с критикой положения дел тяжелым бременем лежали на плечах А.П. Богданова в последние 15 лет его жизни. Впервые в жизни А.П. Богданов переоценил свои уже убывающие силы. По свидетельству дочери А.П. Богданова отец произнес однажды: «Как мне сочувствовали по саду и ничего не сделали, чтобы помочь. Моя болезнь и душою и телом!» В другом незаконченном отрывке рукописи А.П. Богданова читаем: «У нас было меньше нравственных средств и влияния во время проекта устройства Политехнического Музея, но мы добились его, потому что нас было человек 5-6, которые шли дружно и желали сделать дело. Они без копейки денег, люди небогатые, идя дружно, сумели заслужить доверие и высших мира сего и людей капитальных. Мы понимали тогда важность общего дела и дела сообща. Неужели теперь в Москве перевелись люди, могущие соединиться на благой цели и, несомненно, полезной? Отыскать таких людей, устроить небольшой кружок лиц, могущих быть опекунами и душою нового хорошего».
(Архив РАН. Ф.446. Оп.1а. Д.69. Л.31-32об)

Буквально накануне смерти А.П. Богданова, когда дела Зоологического сада опять приблизились к полному краху, ему удалось при посредничестве московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича получить единовременную государственную субсидию для Сада в размере 10 тыс. руб. А.П. Богданов поехал для переговоров во дворец тяжело больной, вопреки категорическому запрету врачей. Вернувшись, этой же ночью он получил кровоизлияние в мозг, после которого дни его были уже сочтены.

По инициативе А.П. Богданова на VIII съезде русских естествоиспытателей и врачей в 1889-1890 гг. была учреждена Русская ассоциация для развития наук. Модель национального объединения научных сил должна была служить целям, во-первых, координации усилий русских  учреждений для решения научных проблем, и, во-вторых, широкому распространению научных знаний в обществе. Несмотря на сильную поддержку научных кругов, проект не удалось реализовать при жизни А.П. Богданова (устав Ассоциации был принят только в январе 1910 г.)

1 декабря 1890 г. А.П. Богданов был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук по биологического разряду Физико-математического отделения. Характерно, что при выборах были и возражения против его кандидатуры, так как у многих членов Академии имя А.П. Богданова ассоциировалось в первую очередь с его общественной деятельностью. Строгий «академизм» работу, связанную с музеями и выставками, не считал научной деятельностью. Однако большинство голосов было все-таки за его кандидатуру на научном Олимпе.

В августе 1892 г. А.П. Богданов активно участвовал в организации и проведении в Москве двух  международных съездов ученых – XI конгресса по доисторической археологии и антропологии и II Зоологического конгресса. В связи с участившимися случаями холеры в Москве многие иностранцы отказались от поездки, передав свои письменные сообщения. Незадолго перед смертью А.П. Богданов написал: «Тяжелое время после конгрессов и во время ассоциации, убившее мое здоровье окончательно, а еще больше наполнившее мою душу горьким чувством выпавших мне в награду холодности и нерасположения к моим трудам, действительно тяжелым и многотрудным, долго не давало мне возможности и желания начинать вновь агитацию в пользу проекта. Теперь, когда переутомление прошло, горькое чувство стало не так больным и смерть стала быстро приближаться, я счел полезным дать новый толчок моему проекту, рассчитывая, что может быть он после меня попадет в руки какого-либо энергичного и дальновидного человека, более менее влиятельного, и тот докончит его, и тем не только спасет навсегда будущность Сада, но и сделает большое дело, русское и полезное во славу Москвы и России». (Архив РАН. Ф.446. Оп.1а. Д.69. Л.31-32об).

В марте 1896 г. А.П. Богданов уже не мог выходить из дома, он был прикован к креслу и приговорен медициной к полному покою. Однако до последнего дня к нему приходили посетители, и он очень сердился, если их к нему пытались не допустить. Дела беспокоили его до последней минуты, но и к смерти он готовился хладнокровно и обстоятельно: составил список адресов, по которым следовало оповестить о его кончине, установил чин своего погребения – скромные похороны, без речей, везти гроб на простых дрогах, а не нести на руках, сопровождающим быть в головных уборах, чтобы не простудиться, а после не «пенять на Богданова». Незадолго до кончины он составил духовное завещание – документ пронзительной силы. Бессребреник, подвижник, патриот и основоположник многих нововведений писал: «Просил бы те учреждения и те лица, которым я служил всею душою и всем сердцем во всю жизнь, дать семье моей средства лечь мне в могиле в Новодевичьем монастыре, около моей благодетельницы княгини Глафиры Николаевны Кейкаутовой и дорогого моего сына Ора, а затем оказать возможное содействие облегчению будущности и покоя жене моей Елене Васильевне и дочери Ольге. По истине говорю, что много тысяч из полученных мною в наследство было употреблено мною на те учреждения, в основании которых я принимал участие, а потому, умирая лично почти нищим, не краснея, могу просить о могиле и нравственной помощи семье». (Архив РАН. Ф.644. Оп.1. Д.155. Л.2-3об)

16 (28) марта 1896 г. А.П. Богданов тихо скончался. Похоронен он был в Новодевичьем монастыре согласно его воле. На могильном памятнике надпись: «Анатолий Петрович Богданов (1834-1896 гг.) зоолог, антрополог, один из основателей антропологии в России, профессор Московского Университета». На обратной стороне памятника: «Жил, веря в Бога, ожидая Воскресения и Страшного суда. Любил Россию, Университет, Науку. Перешел в тот мир, надеясь, что Бог любви помилует грешную душу Ему всецело преданную и его любившую, жившую для Его славы». И ниже: «Сей памятник заслуженному профессору Императорского Московского Университета А.П. Богданову сооружен по почину Имп. Общества Любителей Естествознания, Антропологиии и Этнографии на средства названного Общества, а также Комитета Московского Музея прикладных знаний, Имп. Русского Общества Акклиматизации животных и растений и комитета Шелководства, Имп. Московского Общества Сельского хозяйства, при участии обществ: Императорского Московского Археологического, Естествоиспытателей при Казанском Университете, Русского Энтомологического, Антропологических в Берлине, Вене, Париже и Флоренции, Французского Зоологического Имп. Вольного Экономического, Московского Общества Пчеловодства и многих частных лиц, Товарищей, учеников и почитателей покойного».

        
*          *          *

После смерти А.П. Богданова появилось много прочувствованных некрологов, написанных его учениками, которые воссоздавали неповторимый образ богдановской личности. Возникали проекты издания его трудов, установки памятника в одном из созданных им учреждений, планы увековечения его памяти.

Однако ничего масштабного сделано не было. 22 апреля 1900 г., в день установки надгробного памятника, ученый секретарь Политехнического музея В.Д. Левинский посетил могилу А.П. Богданова в Новодевичьем, а затем опубликовал открытое письмо москвичам под названием «Грустные мысли», которое появилось на всеобщее обозрение в популярном журнале. Он писал: «Журнал «Будильник» призван не только развлекать, но также «Будить» общественное сознание… <…> Грустно было сознавать, что это чисто русская черта характера, не умеющая находить «великих граждан» в собственной среде, чтобы сознавать и признавать их общественную пользу и проявлять в памяти к таким единичным выдающимся деятелям общественную благодарность за их общественные труды на благо города и сограждан… <…> За свою деятельность, в течение почти 40 лет, он прямо возвеличил Москву в научном и общеобразовательном отношениях. По инициативе и при личном ближайшем участии проф. А.П. Богданова в Москве учреждены: Императорские Общества – Акклиматизации растений и животных и Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии, значение которых для русской науки слишком наглядно. В научном отношении, не говоря уже о блестящей профессуре, давшей целый ряд молодых ученых, им осуществлены в Москве первые в России выставки: Этнографическая, Антропологическая, сопровождавшиеся международными съездами, которые сблизили и сплотили русских ученых с западноевропейским ученым миром. Еще более обширны труды проф. А.П. Богданова по упрочению в Москве общеобразовательных учреждений. Он был инициатором и главным организатором бывших в Москве выставок: Политехнической, двух Акклиматизационных, Пчеловодной (передвижной) и др., которые в результате дали Москве несколько музеев и один большой единственный в Европе – Музей Прикладных знаний. Кроме того Москва обязана проф. Богданову осуществлением и устройством: Зоологического музея университета, Зоологического сада (с его научными учреждениями), Образцовой пасеки, Шелководни, Этнографического (румянцевского) музея, Антропологического Музея и целого ряда научных отделов при разных обществах… <…> Справедливо было бы москвичам предложить своей городской Думе, в которой проф. А.П. Богданов усердно работал так же как гласный, вспомнить его, как «выдающегося гражданина», память о котором не должна быть забыта…»

Справедливости ради заметим, что Москва так и не ответила должной взаимностью своему горячему поклоннику и радетелю. Нет в столице ни памятника А.П. Богданову, ни улицы, названной в его честь, ни учреждения, носящего его имя… Правда, есть известный всем Политехнический музей, есть знакомый с детских лет каждому Зоопарк, есть Московский университет с его научными музеями, которые хранят память о «самолюбивом» горожанине и его грандиозных планах «во славу Москвы и России».

175-летний юбилей со дня рождения – хороший повод вспомнить словами признательности «великого гражданина», неутомимого учителя и просветителя, подвижника, бессребреника и блестящего организатора А.П. Богданова.


Письмо А.П. Богданова в Комитет Антропологической выставки с благодарностью за избрание членом Комитета (21.02.1878 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.100. Л.1.)
Из собраний российской экспозиции Антропологического отдела Всемирной выставки в Париже 1878 г.: зал с моделями и каменными изваяниями; стенды со слепками лиц с живых кавказских инородцев.
(АРАН. Ф.446. Оп.1А. Д.73. Л.1-3)
Зал с экспонатами - манекены в национальных одеждах и предметы археологических и антропологических раскопок.
(АРАН. Ф.446. Оп.1А. Д.73. Л.4)

Проход в Антропологический отдел Антропологической выставки в Москве 1879 г. .
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.101. Л.3.)
Макет гилеозавра на Антропологической выставке в Москве 1879 г.
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.101. Л.2.)
Билет председателя Комитета Антропологической выставки в Москве - А.П. Богданова (03.04.1879 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1А. Д.105.)

Орден Святой Анны (Amantibus Justitiam, Pietateret Fidem - Любящим Правду, Благочестие, Верность) А.П. Богданова (1883 г.)
Д.90,5 мм. Бронза, эмаль.
(АРАН. Р.ХIII. Оп.1. Д.3)
Анатолий Петрович Богданов с орденом Святой Анны 1-ой степени [1883 г.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.79. Л.1)
Извещение ректора Петербургского университета об избрании А.П. Богданова почетным членом (22.02.1884г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.106а.)

Сотрудники Лаборатории Зоологического музея Московского Университета: Анатолий Петрович Богданов (стоит крайний слева), Николай Михайлович Кулагин, Николай Викторович Насонов, Неофит Васильевич Калужский, Григорий Александрович Кожевников, Александр Николаевич Корчагин, Федор Федорович Каврайский, Павел Робертович Фрейберг, Дмитрий Михайлович Россинский, Николай Юрьевич Зограф, Алексей Николаевич Хоружин (1885-1886 гг.)
(АРАН.Ф.446. Оп.7. Д.83. Л.1.)
Извещение Академии наук об избрании А.П. Богданова своим членом-корреспондентом.
(АРАН. Ф.446. Оп.1А. Д.104)
Анатолий Петрович Богданов в своем рабочем кабинете [1890-е гг.]
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.79. Л.2.)

Постановление Организационного комитета международных конгрессов доисторической археологии и антропологии и зоологического в Москве в 1892 г. об избрании А.Б. Богданова своим действительным членом (14.08.1890 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.119. Л.1.)
Группа участников Международного конгресса по доисторической археологии и антропологии во главе с вел. кн.Сергеем Александровичем (Романовым) (1892 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.83. Л.2.)
Медаль А.П. Богданова ИРОАЖиР ОП (27.07.1893 г.)
41х30. Бронза, эмаль.
(АРАН. Р.XIII. Оп.1. Д.5)

Медаль А.П. Богданова. Зоологический сад. Отделение голубеводства. ИРОАЖиР (1893 г.)
27х39,6. Золото.
(АРАН. Р.XIII. Оп.1. Д.8)
Медаль А.П. Богданова. Императорское Русское географическое общество 50 лет (1895 г.)
Д.28,5 мм. Бронза.
(АРАН. Р.XIII. Оп.1. Д.11)
Правила премии имени А.П. Богданова по зоологии ОЛЕАиЭ (5 марта 1905 г.)
(АРАН. Ф.446. ОП.1. Д.157. Л.1.)
А.П. Богданов в своем кабинете (1895 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.7. Д.79. Л.3.)

Могила А.П. Богданова в Новодевичьем монастыре (современные фотографии).

Статья В.Д. Левинского "Грустные мысли" из журнала "Будильник" (1900 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.154. Л.1)
Духовное завещание А.П. Богданова (18.02.1897 г.)
(АРАН. Ф.446. Оп.1. Д.155. Л.2-3об.)